Соотечественники в Америке

Авторизация:
Click here to register.


Неделя Русского Наследия



Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Россияне в Латинской Америке: Исторический экскурс

Date: 02/29/2012 20:44

Хорошо известно, что Латинская Америка – многонациональный континент. Свое место здесь занимают и выходцы из России. Только по официальным данным, их здесь более 150 тыс. человек. А в действительности количество, вероятно, переваливает за 200 тыс.

Больше всего «наших» (более 50 тыс. человек) проживает в Аргентине – стране, близкой России по климату и природным условиям. В том, что здесь немало россиян, убеждаешься уже в Буэнос-Айресе. В зале прилета аэропорта «Эсеиса» вы сразу увидите встречающих с табличками на русском языке «Встречаю…», «Иван, я здесь» и т.п. В аргентинской столице действуют несколько клубов – родных домов русскоязычной диаспоры.

В ПОИСКАХ ЗЕМЛИ И ХЛЕБА

Эмиграция из России в Южную Америку началась давно, еще со второй половины ХIХ века, она постепенно нарастала, и перед Первой мировой войной выходцы из России занимали 4-е место среди переселенцев из Европы. Первая волна переселившихся (до 1914 года) включала в себя в основном крестьян из южных областей России. Ехали, как говорится, в поисках «земли и хлеба», осваивали новые земли и вносили немалый вклад в развитие сельского хозяйства – особенно Аргентины: внедряли новые сорта пшеницы, гречиху, целый ряд огородных культур.

Параллельно шла эмиграция россиян и в соседний Уругвай. Мне довелось быть свидетелем того, как торжественно в 2003 году отмечалось 90-летие со дня основания первого русского поселения в стране Сан-Хавьер (конечно, в 1913 году в составе переселенцев были не только этнические русские, но также украинцы и белорусы). Надо отдать должное тогдашним уругвайским властям: они предоставили гостям большие земельные участки, освободили на первых порах от налогов. Однако было бы ошибочным полагать, что в Аргентину и соседние с нею страны шла из России только иммиграция «трудовая» (крестьянская). В Аргентину направлялись и другие социальные группы, о которых у нас известно мало, хотя их представители тоже внесли свой заметный вклад в развитие разных областей жизни этой страны.

Одно из таких направлений было связано с православной культурой, развитие которой стало насущной необходимостью в связи с нараставшим присутствием в Аргентине переселенцев из России. Заметная заслуга в этом деле принадлежала священнику – отцу Константину Изразцову, который прибыл в страну еще в 1891 году и был зачислен в штат российского посольства в качестве атташе. При нем в Буэнос-Айресе открылась для прихожан первая в стране православная церковь – Храм Святой Троицы. Деятельность отца Константина продолжалась более 50 лет, и, хотя по своим взглядам он всегда был типичным монархистом и сторонником белой эмиграции, Изразцов сделал немало для приема россиян в Аргентине и их обустройства на чужбине.

СЛАВНЫЕ ИМЕНА

Определенное место в русском исходе в Латинскую Америку заняли также политэмигранты. Один из них А. Щербаков, врач по специальности, добрался до Чили, где в 70-х годах XIX века стал главным медиком военно-морского флота Чили. В Аргентине обосновалась небольшая группа моряков с броненосца «Потемкин».

Переезжали в те края и по религиозным причинам. Я посетил одно из селений староверов (они его называют деревней) под Сан-Хавьером в Уругвае. Здесь до сих пор строго соблюдаются все обычаи и образ жизни этой категории переселенцев.

Если говорить о культурном и научном вкладе первой волны русских иммигрантов (до 1914 года) в Аргентине, то здесь, в первую очередь, вспоминается фигура ботаника Николая Альбова, который работал в музее г. Ла-Плата и стал одним из крупнейших исследователей Огненной Земли. До сих пор в музее сохраняется обширный гербарий, собранный Альбовым.

Немалый вклад в сближение России и Аргентины внесли еще до Первой мировой войны целый ряд видных представителей русской культуры, посетивших эту страну. Среди них, в первую очередь, надо назвать Ф.И. Шаляпина, специально приглашенного и выступавшего на открытии в 1908 году в Буэнос-Айресе театра «Колон» – самого крупного оперного театра в Латинской Америке.

Интересные культурные связи развивались с Кубой. Здесь еще в 80-х годах XIX века выступал известный русский шахматист М. Чигорин, завоевавший симпатии кубинских любителей этой игры. В начале ХХ века на Кубу приезжал знаменитый русский художник В. Верещагин, а позднее поэт К. Бальмонт. С огромным успехом прошли на Кубе еще до Первой мировой войны гастроли знаменитой балерины Анны Павловой. Зрители были в восторге от русской звезды. «Павлова – это что-то необычайное, – писала гаванская газета «Эральдо де Куба». – Она грациозна и прелестна, это – очаровательная волшебница…в ней легкость томного танца и "стремительный порыв"». Другая газета подчеркивала, что Павлова «словно подарок богов, каприз веков». Русская школа балета лежит в основе классического кубинского балета.

Но наибольший вклад в культуру, науку, экономику Аргентины внесли россияне, покинувшие Советскую Россию уже после гражданской войны. Несмотря на то что представителей «белой эмиграции» было не так уж много (около 3 тыс.), профессиональный технический, военный, научный уровень этой категории беженцев был достаточно высок. Свой вклад в развитие принявшей их страны они внесли в самых разных областях. Вот только наиболее заметные имена: В. Добровольский – участник первой аргентинской экспедиции в Антарктиду; биолог С. Болтовский – автор 160 научных трудов; строитель плотин А. Данилевский; инженер – лесовод Д. Гавриленко; военный инженер, мировой авторитет в области фортификации генерал российской армии А. Шварц. Его лекции в Высшем военном училище Аргентины слушал будущий президент страны Х. Перон.

Более чем ощутимый вклад выходцев из России был внесен в культурную жизнь Аргентины. Так, балет театра «Колон» ведет свое начало от русского классического балета, приехавшего в Аргентину из Франции в конце 20-х годов. В его составе были такие имена, как Е. Смирнова, Ю. Димитриевич, Т. Томин, Т. Григорьева и др. Память о русском балете-родоначальнике национального балета театра «Колон» бережно там сохраняется, поэтому тесные творческие связи нынешнего балета «Колон» и Большого театра далеко не случайны.

Нельзя не вспомнить выступления в Буэнос-Айресе других гостей из России – тогда уже эмигрантов. Именно в столице Аргентины в 1927 году титул чемпиона мира по шахматам в матче с Капабланкой завоевал Александр Алехин. Его победа способствовала здесь всплеску внимания к России, русской культуре. А в 1930 году в «Колоне» с огромным успехом вновь выступил Федор Шаляпин. В 30–40-х годах большой известностью не только в стране, но и в мире пользовались работы жившего в Аргентине уроженца Мордовии российского скульптора по дереву Степана Эрьзи.

В 1948 году президент Х. Перон издал указ, разрешавший приезд в страну 10 тыс. русских. Тех, кто после окончания Второй мировой войны не захотели возвращаться на родину. Так, в послевоенные годы в Аргентине оказались представители самых различных слоев бывшей царской империи: великая княгиня Мария Павловна, восемь генералов царской армии, 20 высших офицеров российского военного флота, потомки канцлера А. Горчакова, генерала А. Деникина, князей Волконских, 250 кадет зарубежных Кадетских корпусов (главным образом приехавших из Сербии). Состав был самым разнородным, в него входили и белоэмигранты, проживавшие до того в Западной Европе.

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

Особо следует сказать о русской диаспоре в Парагвае. В начале 20-х годов туда приехал бывший белый генерал Иван Беляев, задумавший создать в этой стране «русский национальный очаг». По его призыву в эту страну приехали сотни его соотечественников-эмигрантов: офицеры, инженеры, учителя. Однако война Парагвая с Боливией изменила их планы. Русские офицеры вступили в ряды парагвайской армии, показав себя смелыми и умелыми воинами, и в немалой степени способствовали победе Парагвая в этой войне. Некоторые офицеры геройски погибли, их именами названы несколько улиц Асунсьона – столицы Парагвая. С тех пор парагвайцы испытывают по отношению к русским искреннюю симпатию и глубокое уважение.

Выходцы из России в немалой степени способствовали развитию в Парагвае экономики и науки. Мне довелось быть знакомым с некоторыми из русских парагвайцев. Среди них Святослав Каноников – видный бизнесмен (внешне очень напоминавший купцов из пьес А. Островского), Виктор Бутлеров (правнук известного русского химика), Наталия Срывалина – первая в Парагвае женщина-инженер. Сам Иван Беляев впоследствии увлекся наукой, стал видным этнографом, горячим защитником прав местного коренного индейского населения.

Новая русская эмиграция обратила весь свой интеллектуальный и творческий потенциал на пользу приютившим их странам. Так, в строительстве столичного аэропорта Аргентины «Эсеиса» заметную роль сыграл инженер Ю. Герцог, высотных зданий в Буэнос-Айресе – Н. Барбицкий, нового здания Национальной библиотеки в столице – инженер К. Колдомасов. В воссоздание истории русской диаспоры в Аргентине важный вклад внес И. Андрушкевич.

Важно подчеркнуть, что наши соотечественники в Аргентине вели и активную издательскую деятельность. В 1931–1942 годах в стране выходила еженедельная газета «Русский в Аргентине», а в 80–90-е годы газета «Наша страна» (сейчас выходит ее электронная версия). Во второй половине ХХ века в Аргентине существовало несколько русских издательств, которых выпустили в свет книги более чем 30 русских авторов, проживавших в Аргентине.

А в 20-е годы кубинские любители музыки тепло встречали выступления С. Прокофьева и С. Рахманинова «В нашей памяти, – писал кубинский журнал "Про арте музикаль" о Рахманинове, – навсегда остались музыкальные концерты, которыми нас восхищал этот гений рояля».

В 20–40-е годы в различных странах Латинской Америки творили находившиеся там в эмиграции русские художники, среди которых наиболее известен Борис Григорьев. Он, в частности, расписывал университет в чилийской столице Сантьяго.

Существенный вклад в развитие экономики вносили русские эмигранты-инженеры. Так, в Мексике еще в 20-х годах они способствовали открытию крупных нефтяных месторождений. Этой теме в наши дни был посвящен совместный советско-мексиканский фильм «Эсперанса». В Чили русские инженеры занимали вплоть до 70-х годов немало ключевых постов в самой главной отрасли экономики этой страны – горнорудной промышленности.

Говоря о выходцах из России, нельзя не рассказать и о тех, кто приезжал в страны Латинской Америки уже из Советского Союза, внося свой немалый вклад в развитие советско-латиноамериканских связей. Это поэт В. Маяковский, кинорежиссеры С. Эйзенштейн и Г. Александров, Камерный театр во главе с А. Таировым, всемирно известный ботаник академик Н. Вавилов, театральный режиссер Н. Сац – их пребывание, работа и встречи с латиноамериканскими коллегами в немалой степени способствовали укреплению дружественных контактов, подъему престижа СССР, развитию культуры и науки в тех странах, где они побывали. Неслучайно творчество великого кинорежиссера Сергея Эйзенштейна не только изучают в Мексике, но и считают его одним из основоположников художественного и документального кино в этой стране. Многие труды Вавилова переведены на испанский язык, в университете Буэнос-Айреса одна из лабораторий носит его имя.

ВТОРАЯ МИРОВАЯ

Вторая мировая война внесла серьезные коррективы в положение наших соотечественников в Латинской Америке, в их мировоззрение и дальнейшие судьбы. После 22 июня 1941 года перед ними напрямую встал вопрос: с кем они? В Аргентине уже следующий после начала войны день показал, на чьей стороне значительная часть выходцев из России: тысячи эмигрантов пришли в морской порт Буэнос-Айреса, чтобы приветствовать и солидаризироваться с моряками стоявшего у причала советского парохода «Тбилиси».

В охватившей тогда народы Латинской Америки волне антифашистских настроений и солидарности с борьбой СССР заметную роль играла русская диаспора. Особенно активно она проявила себя в сборе денежных средств, продовольствия и вещей для Красной армии и советского народа. Примеров тому было немало. Так, жители Сан-Хавьера (Уругвай) собрали для отправки в СССР 40 тыс. песо, что являлось по тому времени немалой суммой. Горячую встречу русские жители Монтевидео оказали в январе 1942 года экипажу советского ледокола «Микоян», державшего курс на Дальний Восток, снабдив его всем необходимым для дальнейшего следования.

Война на фронтах Отечественной войны вызвала значительные перемены в белоэмигрантской среде. Значительная ее часть перешла на патриотические позиции, выступив в поддержку Советского Союза. Характерно, например, что Уругвайский комитет подготовки Антифашистского конгресса славян Латинской Америки (он состоялся в Монтевидео в 1943 году) возглавлял бывший капитан царской армии Евдокимов.

Представители русскоязычной диаспоры в странах Латинской Америки принимали живое участие в деятельности возникавших повсеместно многочисленных обществ дружбы с СССР и комитетов помощи и поддержки борьбы Красной армии. Одно из таких обществ организовал в Панаме бывший солдат русского экспедиционного корпуса во Франции, обосновавшийся после Первой мировой войны в этой Центральноамериканской республике. В конце 1941 года это общество организовало дружескую встречу с моряками группы советских подводных лодок, направлявшихся с Дальнего Востока на подкрепление советского Северного военного флота. В начале 1942 года из порта Буэнос-Айреса ушли к родным берегам два советских судна – «Маяковский» и «Сахалин» с подарками, собранными соотечественниками. Действовавший в бразильском городе Сан-Паулу Русский комитет помощи жертвам войны в 1944 году собрал в фонд помощи СССР 968 тыс. крузейро, а также контейнеры с одеждой.

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне была воспринята подавляющим большинством русской диаспоры в Латинской Америке с чувством большой радости и гордости за великую Россию.

Одним из результатов Второй мировой войны стало заметное пополнение русскоязычного населения Латинской Америки за счет так называемых «перемещенных лиц» – военнопленных и угнанных немецкими захватчиками из оккупированных областей. После разгрома фашистской Германии часть этих людей предпочла остаться на чужбине, эмигрировав в другие страны, включая Латинскую Америку. Когда президент Аргентины Х. Перес издал декрет, разрешавший приезд в его страну 10 тыс. бывших граждан СССР. Их приехало меньше, однако русскоязычная колония Аргентины заметно увеличилась.

В первые послевоенные годы заметно оживили свою работу общества дружбы с СССР и клубы, где выходцы из старой России и СССР занимали видное место. Советские посольства тоже вели в тот период активную работу с соотечественниками. Так, в той же Аргентине посольство СССР во главе с первым послом в этой стране М.Г. Сергеевым установило тесные контакты с русской диаспорой и ее наиболее видными представителями. Среди них был и выдающийся скульптор с мировым именем Степан Эрьзя, который в конце 40-х годов вернулся на родину, в Советский Союз.

К сожалению, разгоревшаяся во второй половине 40-х годов «холодная война» на целое десятилетие затормозила нормальный ход развития советско-латиноамериканских отношений, отрицательно повлияв и на контакты советской стороны с русскоязычной диаспорой в Латинской Америке. Лишь в 60-е годы, с началом активизации межгосударственных отношений между СССР и Латинской Америкой, а в особенности, после выхода России на самостоятельную внешнеполитическую арену в 90-х, создались новые возможности и для расширения контактов с нашими соотечественниками в тех далеких краях, но это уже тема для другого исследования.

Александр Сизоненко, доктор исторических наук

Институт Латинской Америки РАН

Журнал " Русский век", №1, 2012г.

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Replies