Соотечественники в Америке

Авторизация:
Click here to register.


Неделя Русского Наследия



Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Зощенко. В поисках счастья

Date: 08/13/2015 19:07
Автор: Беседу провела Анна Генова
Источник: ruvek.ru

В русском языке есть такая уникальная грамматическая форма - предложение, состоящее из одного слова, например: «Вечерело». Есть и другие уникальные формы, общепринятые уже в разговорной речи. Например, можно сказать: «Ну, это Зощенко!» - и всё будет сразу понятно без комментариев.

Переводить Зощенко сложно, потому что его литература построена на уникальных оборотах речи, которые почти не поддаются воспроизведению на другом языке. Михаил Михайлович любил придумывать. Многие источники верят, что 10 августа этого года ему исполнилось бы 110 лет. Благодаря подсказке сотрудников Петербургского государственного литературного музея «ХХ век» выяснилось, что дату он себе подделал, а родился на самом деле не в 1895, а в 1894 году. Так что с юбилеем, честно говоря, мы опоздали. Но не было бы счастья, а несчастье помогло, и мы воспользуемся шансом отметить 111-ю годовщину со дня рождения писателя. О Зощенко и его прозе, которая ничуточки не устарела, мы поговорили со старшим научным сотрудником Музея-квартиры М.М.Зощенко Дарьей Суховей.

- Вспоминается бессмертная цитата Зощенко: «Человек любит похвалиться своими пороками. Это ужасно модно». Неужели Михаил Михайлович сам устроил путаницу со своим днём рождения?

- Именно с днём рождения изредка возникают сложности из-за ошибок перевода из старого в новый стиль. Михаил Зощенко родился 28 июля 1894 года (эта дата есть в выписке из метрической книги о крещении Михаила и в гимназическом аттестате), и, соответственно, некоторые отмечают его день рождения 9 (что верно), а некоторые - 10 августа.

Более интересна ситуация с годом рождения. В 1920 году при женитьбе Зощенко поменял год рождения в паспорте на 1895 (и по этому документу посчитан возраст писателя в свидетельстве о смерти), а в конце 1920-х пишет в автобиографии, заказанной сатирическим журналом «Бегемот»: «Я родился в 1895 году. В прошлом столетии. Это ужасно меня огорчает... С годами тоже путаница. В одном документе указано 1895, в другом - 1896. Определённо, "липа"». То есть год рождения, можно сказать, пал жертвой творческого отношения писателя к самому себе, родившемуся, повторим, 28 июля 1894 года.

- Мальчиком писатель учился в Восьмой петербургской гимназии и по русскому языку очень отставал…

- Михаил Михайлович происходит из небогатой многодетной семьи - в семье было восемь детей, отец - художник. Когда будущему писателю исполнилось 13, мать овдовела, и семья стала жить на пособия «Общества взаимного вспомоществования русских художников». Не один Михаил учился плохо, его сёстры тоже оставались на второй год в разных учебных заведениях из-за неуспеваемости по некоторым предметам. Михаил же отставал не только по русскому, но и по многим другим предметам. Аттестат у него «троечный» - скорее всего, из-за того, что с ним не занимались дополнительно.

На выпускном гимназическом сочинении он получил единицу. Той же весной в жизнь молодого человека ворвалась первая, яркая и неразделённая, любовь (подробно об этом чувстве Зощенко пишет в новелле «Стерегущий», в повести «Перед восходом солнца»). И вот это ощущение общей безысходности, невозможности сделать что-то существенное, победив свои чувства и внутренний разлад, и привело молодого Михаила вначале к тому, что он плохо написал сочинение, а затем и на грань жизни и смерти.

- У Зощенко есть совершенно потрясающий и, как мне кажется, недооценённый цикл рассказов для детей «Лёля и Минька». Насколько в нём отражено его собственное детство?

- Отчасти. Отвечая на предыдущий вопрос, я уже упомянула, что Михаил Зощенко рос в многодетной семье, а в рассказах про Лёлю и Миньку по преимуществу реализуется несколько иной конфликт - отношения старшей сестры и младшего брата. Наверное, это связано с возможным упрощением схемы межличностного конфликта в литературе, однако ситуации, которые описываются в этом цикле рассказов, хоть и автобиографические («Ёлка», «Калоши и мороженое»), но всё равно несут общечеловеческий смысл.

Насчёт «недооценённости» цикла рассказов «Лёля и Минька» я могу делать выводы из практики посещения музея-квартиры писателя. Надо сказать, что посетители музея их знают, любят и до сих пор читают своим детям. А какая ещё оценка, кроме чтения новыми поколениями, нужна литературным произведениям?

- После Октябрьской революции Зощенко, который до этого был офицером царской армии, перешёл на сторону Советской власти. Он действительно был сторонником большевистской идеологии в то время?

- Зощенко сразу и горячо принял революцию. «По общему размаху мне ближе всего большевики. И большевичить я с ними согласен», - пишет Зощенко в 1922 году. А несколькими годами раньше - в 1919-м - будущий писатель, а тогда офицер-пулемётчик, отчисленный из царской армии в резерв по состоянию здоровья (на Первой мировой войне он был отравлен газами и долго приходил в себя после этого ранения), записывается в Красную армию и несколько месяцев участвует в боях под Нарвой и Ямбургом.

Вот что пишет Надежда Яковлевна Мандельштам о Михаиле Зощенко по поводу его отношения к перемене власти: «Истый и прекрасный человек, он искал связи с эпохой, верил широковещательным программам, сулившим всеобщее счастье, считая, что когда-нибудь всё войдёт в норму, так как проявление жестокости и дикости лишь случайность, рябь на воде».

- Эта «рябь на воде» в итоге коснулась и писателя…

- Известный доклад А.А.Жданова «О журналах "Звезда" и "Ленинград"» 1946 года - далеко не первый шаг в травле писателя. Первым камешком, обрушившим стабильное положение Зощенко в литературе, стала приостановка публикации его автобиографической повести «Перед восходом солнца» в 1943 году.

Писатель работал над этой повестью с середины 1930-х годов, и она основана на двух научных теориях - фрейдовском психоанализе и теории об условных рефлексах И.П.Павлова. Целью написания и публикации было желание писателя самостоятельно излечиться от навязчивых воспоминаний о неудачах прожитой жизни и передать опыт по преодолению таких воспоминаний читателям.

Но во время войны от писателя-сатирика № 1 ждали, видимо, иного. Вышли два постановления ЦК о том, насколько «вредна» (тогда, разумеется, это слово писалось без кавычек) эта повесть. В итоге сначала были приостановлены публикации, а потом Зощенко оказался вычеркнут из советской литературной реальности на два года (1944-1945).

Первой публикацией после молчания стал детский рассказ «Приключения обезьянки», напечатанный в «Мурзилке». После этот же рассказ был опубликован без ведома автора во взрослой «Звезде», где прочитывался уже не как детское юмористическое развлечение, а как сатира на текущее состояние общества. Эта публикация спровоцировала доклад Жданова «О журналах "Звезда" и "Ленинград"» и соответствующее постановление.

Официальное отношение к писателю практически не менялось до конца его жизни - до 1958 года. Ещё одна волна травли последовала после встречи Ахматовой и Зощенко с британскими студентами в 1954 году, где Зощенко говорил о несогласии с постановлением «О журналах "Звезда" и "Ленинград"». Кстати, в 1960-х усилиями вдовы писателя Веры Владимировны была доведена до конца публикация повести «Перед восходом солнца» под редакционным названием «Повесть о разуме». Злосчастное постановление было отменено только лишь в 1989 году.

Дарья Суховей

- Известно, что Зощенко очень интересовался психологией и психиатрией, его даже приглашал академик Павлов на свои знаменитые «среды». Вы уже упоминали цикл повестей «Перед восходом солнца». Как ещё этот интерес отразился на творчестве писателя?

- Интерес к психологии повлиял также на появление цикла повестей «Возвращённая молодость». Зощенко определял эти вещи как «не только художественное произведение, но своеобразную лабораторию по изучению самого себя». В архиве писателя сохранились черновые наброски, где Михаил Михайлович выстраивает целые цепочки, разбираясь, откуда в его душе тот или иной страх, та или иная причина для беспокойства.

Писатель ещё с детства был очень подвержен страхам, фобиям и саморефлексии. По сути, стиль его творчества тоже сформировался как весьма рефлексивный: автор всё пропускает через себя, часто пишет от первого лица. После отравления газами на Первой мировой войне эти фобии переросли в сильные депрессии. Он мог месяцами ни с кем не общаться, не имел сил вставать по утрам и действовать. Даже в литературной группе «Серапионовы братья», где у всех были живописные прозвища, Михаила Михайловича называли «Серапионов брат без прозвища, который страдал "угрюмством"».

Рабочее название повести «Перед восходом солнца» - «Ключи счастья» - точно отражает желание Михаила Михайловича разобраться в себе, самоизлечиться и обрести, наконец, это счастье. Так что интерес к психологии серьёзно отразился на творчестве Михаила Зощенко.

На мой взгляд, этот интерес образовался неслучайно - он существовал, правда, в несколько ином виде, задолго до 1930-х годов. Зощенко представлял своего персонажа в ранних рассказах сатирически и гротескно, обходясь скудным количеством деталей, однако они точно работали на целостное впечатление о личности. Вот, например, фрагмент из рассказа «Вор», впервые напечатанного в 1923 году: «Был Васька Тяпкин по профессии карманник. В трамваях всё больше орудовал. А только не завидуйте ему, читатель, - ничего не стоящая это профессия. В один карман влезешь - дерьмо - зажигалка, может быть; в другой влезешь - опять дерьмо - платок или, например, папирос десяток или, скажем, ещё того чище - счёт за электрическую энергию». Здесь на общее представление о личностях людей работают и «говорящая» фамилия главного героя, и содержимое карманов граждан, едущих в трамвае!

- Кто из писателей, поэтов повлиял на Зощенко?

- В юности Зощенко увлекался творчеством Оскара Уайльда, всю жизнь чувствовал себя в творческом диалоге с Гоголем. Также он хранил у себя и цитировал без указания авторства в «Сентиментальных повестях» стихи Николая Гумилёва, написал повесть о Тарасе Шевченко. Помимо литературы его занимала психология - в библиотеке писателя сохранились работы Огюста Анри Фореля и Зигмунда Фрейда.

- С какими писателями и деятелями искусства Зощенко близко дружил, кто не предал его после травли 1946 года?

- С некоторыми коллегами по группе «Серапионовы братья» - Вениамином Кавериным, Михаилом Слонимским. Мариэтта Шагинян отстаивала его творческие интересы на собраниях актива писателей. И, конечно, Корней Чуковский, который имел отношение и к литературному дебюту Михаила Зощенко - именно он в 1919 году вёл занятия литературной студии при издательстве «Всемирная литература», куда молодой Зощенко пришёл заниматься. Именно с этой студии началась его профессиональная деятельность как писателя, а за этим последовали литературные знакомства, творческие вечера, многочисленные публикации. В 1956 году Корней Чуковский был одним из авторов обращения «О восстановлении доброго имени Зощенко», адресованного в ЦК, и результатом этого обращения стала возможность публикации однотомника избранных рассказов и повестей, вышедшего двумя изданиями в 1956 и 1957 годах.

- Какие события сегодня происходят в Музее-квартире Зощенко?

- Мы издаём ежегодный альманах «ХХ век», и альманах этого года будет посвящён итогам Международной научной конференции «Феномен Зощенко», которая состоялась в прошлом году, к 110-летию со дня рождения писателя. В альманахе, кроме прочего, готовится к публикации статья Елены Ромашовой, основанная на новейших архивных разысканиях, о детстве писателя - где и как жила семья, пока росли дети, в том числе и маленький Михаил. Любопытна и статья стиховеда Юрия Орлицкого «Стиховое начало в прозе Зощенко», где автор аргументирует последовательный отказ писателя от средств стиховой организации речи, можно сказать, целенаправленную «антипоэтичность» творческой стратегии.

В этом году вышло второе издание тома «Михаил Зощенко: pro et contra», выпущенное РХГА. Это 1000-страничный том, куда вошли письма и статьи писателя, а также исследования, посвящённые его творчеству, - от журнальных критических отзывов на первые публикации рассказов до системных статей современных исследователей. Книгу предваряет обстоятельное вступление составителя - известного литературоведа Игоря Сухих «Неклассический классик. Михаил Зощенко и литературный канон ХХ века».

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Replies

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"