Соотечественники в Америке

Авторизация:
Click here to register.


Неделя Русского Наследия



Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

ПУШКИНСКОЕ ОБЩЕСТВО АМЕРИКИ

Date: 01/21/2015 15:23

          Рочестер: пуговицы, стихи и Рахманинов

В штате Нью-Йорк, совсем недалеко от Канады в непосредственной близости от озера Онтарио, есть прелестный город Рочестер, о котором мало пишут в русскоязычной прессе. Первые европейские поселения, как почти везде, обустроили здесь колонисты - пуритане.

8 ноября 1803 г. полковник Натаниэль Рочестер (Nathaniel Rochester, 1752–1831)  со своими сослуживцами и друзьми приобрел 100 акров земли вокруг реки Дженеси \Genesee, увидев возможности использования водопада в развитии будущей гидроэнергетики. High Falls один из трёх крупных водопадов реки, его высота достигает 29 метров. С тех пор местечко стали называть деревней Рочестер. К 1821 году Rochesterville вошел в  состав графства Монро.

В 1823 году инициатива основателя города завершилась важным результатом -  по реке был проложен канал Эри, который соединил водное пространство цепи Пальчиковых озер с Гудзоном и открыл новую страницу в истории. К 1834 году население города составляло 12 тыс. человек.

Одно из первых наименований Рочестера -"'молодой лев Запада", затем он стал известен как "город муки", поскольку к 1838 году превратился в крупнейший центр мукомольной продукции в Соединенных Штатах: мельницы работали на энергии водопадов, готовая продукция доставлялась в разные точки водным путем по Эри-каналу.

Развитие земель Рочестера на основе пищевой, легкой и в дальнейщем химической промышленности влекло сюда эмигрантов как магнитом. Работая на фабриках, производящих жизненные и понятные каждому продукты, переселенцы находили возможность быстрее приспосабливаться и обеспечивать себя необходимым.

Как грибы появлялись мастерские, открывались лавки, появлялись новые отрасли и давали рабочие места.

Удвоив  население к 1848 году, Рочестер стал первым городом, возникшим в результате экономического подъёма Америки. К середине 19-ого столетия город стал приобретать новое лицо - появляется целый бизнес, посвященный куклам, игрушке и детям. Отсюда в другие регионы США стали экспортировать товары для детей, фрукты, цветы, одежду и обувь. Вокруг жилых кварталов появились парки и сады. Их количество дает право называть Рочестер еще и  "Цветочным городом". Сегодня Музей игр Стронга в Рочестере единственный в мире, полностью посвященный влиянию игр и игрушек на американскую культуру. Более 500 000 экспонатов музея включают самую большую в мире коллекцию кукол и всевозможных развлечений. Но когда-то даже для мякгих "оловянных" солдатиков  понадобились пуговицы, не говоря о мужском костюме, на котором они впервые засияли: ведомственные пуговицы использовались для мундиров различных министерств, городских управ, армейских и флотских частей, учебных заведений и т.п.

Пуговица - бытовая мелочь, однако ее история перекликается, напрмер, со знаменитым Зингером. Кто же не вспомнит швейную машинку всех времен и народов?

Исаак Меррит Зингер появился на свет в далеком 1811 году, в небольшом городке Трой в штате Нью-Йорк в семье эмигрантов из Германии. Когда Исааку исполнилось 10 лет, его родители развелись. Отец женился повторно, но отношения с мачехой у мальчика не сложились. Двенадцати лет отроду он бросил школу и сбежал в город Рочестер. Так Зингер начал свою трудовую деятельность, подмастерьем у местного механика. В дальнейшем ремонтируя громоздкие и неудобные швейные машины, Исаак  Меррит столкнулся с темой пуговиц, размышлял о скорости их пришивания. Дальше вы знаете.

Ткачество тоже связано с пуговицами. Текстильная индустрия  получила толчок через движение по защите прав женщин работать и носить удобную одежду, возникает целое явление женской моды, ее отстаивают суфражистки, проводят митинги и образовательные акции. В Рочестере в течение нескольких лет жила и работала ткачихой анархистка Эмма Голдман. Так что благодаря и ее усилиям к концу 19 века блузки, жакеты, пальто становятся повседневной одеждой для широких социальных слоев. Без пуговиц обходиться стало совсем невозможно. Вот когда ими стали пользоваться женщины, в борьбе завоевашие право называться труженицами фабрик! 

И все же от пуговиц Рочестер перешел к более серьезным производствам и открытиям. Предприниматель Истман Кодак основал тут всемирно известную Eastman Kodak Co. Разбогатев, Джордж Истман стал главным филантропом города и прежде всего университета и его музыкального отделения\ Eastman School of Music. Свой дом, построенный в 1905 году, г-н  Кодак, завещал университету и распорядился, чтобы он являлся резиденцией ректората. В этом доме Истман прожил до 1932 года. Растущие расходы на содержание дома заставили руководство проеобразовать это место в "музей фотографии и связанных с ней занятий". Так специализированный музей стал одной из визитных карточек города.

Вслед за "Кодак" появились  в Рочестере Бауш энд Лом\ Bausch & Lomb и корпорация Ксерокс \Xerox Co. Сегодня это тоже история. На наших глазах некогда гиганты вышли из бизнеса и мы наблюдаем – разрушат здания или превратят их в музеи. Из некогда крупнейших фирм работодателей на уровне остался лишь Вэгманс Фуд Маркетс\ Wegmans Food Markets Inc. - гордость местных жителей.

Одна из особенностей Рочестера - построенное и ушедшее в небытие за ненадобностью метро. Представляете, метрополитен функционировал на радость горожанам с 1927 года по 1956 год, а затем перестал себя окупать, власти его закрыли и никто не пожалел о таком решении!

С историей Рочестера я познакомилась, побывав там по приглашению клуба авторской песни. Вместе с Борисом Борукаевым мы провели там поэтический концерт и рассказали о своей деятельности.

Президент клуба - Вячеслав Рутман, автор и великолепный исполнитель, человек артистической души, обеспечил нам полную техническую поддержку, за что ему огромное спасибо. Организаторы концерта - Ирина и Леонид Шадунские, историки, стали нашими эксурсоводами, рассказали и показали свой город, который открыл для нас свои тайны.

 Выступление мы начали с темы эмиграции, которая отражается не только в работе архива, который мы собираем и сохраняем, но и в наших стихах и песнях: 

Виктория Курченко-СизоваЭмиграция

Эмиграция – геенна, пожирающая души,

Звуки, мольбы и надежды и неслышащие уши

Чуждый ропот, запах чуждый, неродное обретенье,

Опыт дикий, больный, нужный, дух нестиховытворенья.

 

Эмиграция – удача, принесенная ветрами,

Новизна переселенья, в генах где-то за веками

Ломка памяти, край света с колеи сошедшей жизни,

И забытый сон сонета, дань священной укоризне.

 

Камень, выброшенный в небо

Не летит, к  несчастью вечно,

Не становится звездою

на своем пути безвстречном…

 

Эмиграция – судьбина, а ее не судят в раже.

Переносят, пере-могут,

Нестерпимо если даже.

 

И пускай теперь спокойно рдеют кладбища просторы

И уютные могилы так притягивают взоры,

Все равно, нутро желает тело принести в Отчизну,

Эмиграция не знает сокровенную харизму…

 

Житие на стыке граней,

Напряженье, блики, чудо,

Нить безвременных сгораний,

И пустых свершений люда. 

Борис Борукаев.  Далеко далеко далеко (песня)

                

          Далеко‚ далеко‚ далеко
          за соленым от слез океаном‚
          повидавшим немало разлук
          и хранящим их горечь на дне‚
          где удачу поймать нелегко‚

          где надежда покрыта бурьяном‚
          мой навеки единственный друг
          безутешно тоскует по мне.
                   
         Ну когда же‚ когда же‚ когда
          в этом мире исчезнут границы,

          и смыкаться начнут берега‚
          приближая любимых людей?
          Я хочу‚ как ночная звезда‚
          как ветрами пропахшая птица‚
          хоть бы изредка падать в снега
          непутевой Отчизны моей.

          А потом‚ а потом‚ а потом
          выбираться‚ смеясь‚ из сугроба
          и смотреть: вот на громкий мой смех
          друг бежит‚ выбиваясь из сил.
          Мы в обнимку‚ как прежде‚ пойдем
          и теперь хохотать будем оба
          над бессильем и глупостью тех‚
          кто когда-то нас с ним разлучил.

В общении с замечательными людьми, с которыми нам удалось познакомиться, мы коснулись Пушкинского общества Америки и с удивлением узнали о том, что до недавнего времени в Рочестере жила младшая дочь  Константина Бальмонта и Дагмар Шаховской Светлана Константиновна Шейлз.

Одна из активистов клуба авторской песни Рочестера Нонна Серосян нам рассказала, что в театре, в помещении которого мы побывали накануне, выступал С.В.  Рахманинов. При проверке исторических материалов все сведения подтвердились. В 30-е годы Рахманинов много работал и выступал, перезжал из города в город.

Концертный сезон 1932/33 годов особенно был напряжённым: пятьдесят два концерта в США, кроме благотворительных концертов в Лондоне, Берлине, Париже, Праге. В Париже и Праге Рахманинов играл только в пользу русских безработных, в других городах сбор делился между русскими и другими местными эмигрантами. В США Рахманинов помогал многим культурным организациям, в том числе нашему Пушкинскому обществу, был хорошо знаком со всеми, кто пропагандировал творчество А.С. Пушкина. В недавно опубликованной переписке Рахманинова и Альфреда Свана есть такое упоминание: "3 марта 1933 года Рахманинов писал нам из Рочестера: "Глубокоуважаемые Гуси-Лебеди! (Сван\ swan — по-английски "лебедь") мы приезжаем в Филадельфию в день концерта в 12 часов дня, и уезжаем после концерта в 12 часов ночи того же дня, ибо на следующий день концерт в Бостоне".

Наш друг Леонид Шадунский, не раз обращал внимание, демонстрируя достопримечательности, что фестиваль сирени - один из ежегодных праздников Рочестера. Из окна автомобиля мы увидели лишь заснеженную  рощу зимних кустов. В холодное время года парк кажется непримечательным, однако в нем собрана крупнейшая в мире коллекция сирени. Начало закладки садовой зоны относится к 1880 году. Искусная планировка принадлежит архитектору Фредерику Олмстеду, также  автору Центрального парка в Нью-Йорке. Этот оазис превратился в естественный хоровод цветов и деревьев, размещенный в центре Большого Рочестера. В 1905 году в нем был проведен первый праздник – Сиреневое Воскресение. Росла коллекция сирени, а вместе с ней росли и масштабы праздника – Дни Сирени, Неделя Сирени и, начиная с 1978 года образовался 10-дневный международный фестиваль сирени. Рахманинов не зря приезжал в Рочестер весной, сирень - это его любимый цветок. Отсюда из Рочестера его правнучка Натали Ванамейкер Хавьер повезла саженцы растения в Россию в дни 140-летнего юбилея композитора, она посадила их у памятника в Великом Новгороде, на родине своих предков.
                                               

Виктория Курченко-Сизова. Рождение музыки

 

Рожденье музыки рождение Вселенной

Поток из нот несом  волною пенной,

Звучал аккордом бушующего мира

Рожденью музыки предшествовала лира?

Конечно, нет. Ни лиры, ни сатиры

Еше не населяли гор Пальмиры

В идеях не витали… Боль, истома.

Но  шум воды под грозные раскаты грома

Писал прелюдию для Ветра в Бесконечность.

Из немоты глас доносился  в поднебесье

И воозвращался, разливаясь гладью моря.

Как вдруг, из неоткуда с горем споря,

Переливалася в опусы магических мелодий.

И путь был найден …

Ужель влюбилась в Звук тогда  сама Природа? 

Тишь отступила  - с колестницы пала Ода,

Предвидев пение без аллегорий Слуха.

Присутствие тут от Святого Духа….

И стало нечто музыкой, и мукой

И наслаждением.

 

Музыка всегда идет об руку с любовью, особенно в "Цветочном городе" Рочестер, на фестиваль которого мы обязательно приедем еще.

 

Борис Борукаев. Барышня, цветы и мечты (песня)

 

Барышня сидела у окна.
Юная и в помыслах святая.
Вдаль глядела, живо представляя,
как с любимым встретится она.

Вот он, проводящий жизнь в седле,
статный капитан... майор... полковник,
бросит ей цветок на подоконник –
символ чувств высоких на Земле.

Нет...  Заморский царь пришлет цветы
с просьбой поскорей к нему явиться,
дабы стать могла она царицей,
все осуществив свои мечты.

Нет...  На огонек зайдет поэт.
Встанет в восхищенье на колено
и приподнесет ей несомненно
самый восхитительный букет.

Пьяный от любви, как от вина,
с Музою на «ты», напишет сразу
стих, что начинаться будет фразой
«Барышня сидела у окна...»

Виктория Курченко,

президент Пушкинского общества Америки, декабрь 2014 год.

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Replies

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"