Соотечественники в Америке

Авторизация:
Click here to register.


Неделя Русского Наследия



Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

«Фемен» над Жанной д'Арк

Date: 05/14/2013 14:15

Жанна д'Арк, наверное, была действительно невероятно сильная женщина, если шесть веков спустя, она продолжает вызывать вокруг себя споры и ссоры. В Париже с началом мая к золоченому памятнику Орлеанской Девы верхом на коне, что на площади Пирамид, приходят представители буквально всех политических партий и движений Франции. К ней возлагают венки мэр Парижа, сенаторы, министры. Национальный фронт начинает с этой площади свое парадное шествие. Здесь проводят митинги как правые, так и левые партии разных мастей от либеральных до экстремистских.

Радуясь превосходному майскому утру, пушистым белым облакам, плавно скользящим по голубому небу, я прогуливалась по улице, как вдруг услышала странные шумы, разъяренные голоса. Полицейские в грузном обмундировании, стуча металлическими подошвами по асфальту, бежали в сторону «Жанны д' Арк». «Очередная манифестация левых или правых», — промелькнуло у меня в голове, и я зачем-то пошла за полицейскими.

Первое, что бросилось в глаза — темная толпа, теснясь на маленькой площади под огромными знаменами, устремив взгляды вверх, яростно выкрикивала непечатные слова, явно угрожая кому-то наверху. Из-под крыши здания, соседствующего с отелем «Режина»(Regina) свисал огромный красный лоскут ткани со словами «Sextermination for nazis» и «Neofeminism is watсhing you» и с нарисованными полуголыми девушками в украинских венках. Над плакатом красовались сами девушки вживую, гордо выставившие свои белые разрисованные груди, с поднятыми к небу руками. Всё ясно — это «Фемен».

Раньше скандально прославленных украинских девиц мне доводилось видеть только по телевизору. Честно говоря, мне никогда не были понятны их идеи. И я особо не задумывалась над ними и не вникала. Некоторые мои подруги-француженки с восторгом обсуждали их акции и пытались мне втолковать, мол, это героизм, девушки политически ангажированы и защищают права женщин всего мира. Только я никак не могла проследить последовательность в их идеологии и в действиях, и не могла понять, почему они устраивают свои провокации по совершенно разным поводам и в местах, где это все-таки не так уж сложно делать...

Этим утром я решила не судить «Фемен», ни тех, против кого они влезли под крышу отеля, чтоб сорвать митинг. Огромные плакаты: «Jeunesses nationalistes», «Royalistes de l'Action française», «Renouveau français», указывают на то, что это собрание ультраправых. Негодование и ярость собравшихся мне тоже неясна — почему их так задевает плакат против нацизма, если они себя таковыми не считают?

Толпа яростно скандирует лозунги: «Фемен — на Украину!», «Фемен — на мясобойню!», «Фемен — в ГУЛАГ!», «Коммунисты прочь из Франции!», один выкрикнул «В Аушвиц!», далее идет нецензурная брань и угрозы.

Полицейские с щитами и дубинками устроили перед отелем «стену», вторую «стену» образовали крепкие бритоголовые мужчины в черном. Время от времени негодующие пытаются прорвать оба барьера, после чего полицейские распыляют оранжевую жидкость на площадь. Наконец, подъезжает пожарная машина. Сзади меня раздается по-русски: «Ой, наших девочек пожарники будут снимать!». С другой стороны пожилые француженки возмущаются: «За наши деньги их пожарники снимают! Нельзя их спустить через отель?!»

«Наши девочки» тем временем пытаются защитить свое полотно, которое у них тянут со стороны и вскоре отнимают. Затем пожарники поднимаются по блестящей лестнице и начинают спускать украинских девушек по одной. Феменовки, спускаясь без страха и упрека, продолжают играть свою роль спокойно, и с улыбкой посылают воздушные поцелуи разъяренной толпе, похожей на хищников, запертых в клетке, выплевывающей угрозы и ругательства. Пока наблюдаю за происходящим в тени под памятником, за моей спиной кто-то зычным голосом выкрикивает:«Фемен — в концлагерь!» Оглядываюсь — молодая миловидная девушка, держа в руках флаг, с улыбкой повторяет свой лозунг. Когда всех украинских девушек снимают по лестнице и мгновенно прячут в недрах полицейской массы, женщина с пирсингом в носу вдруг говорит: «А зачем мы обращаем на них внимание? Могли бы уже начать митинг...»

Наконец, когда пожарная машина отъезжает, место перед отелем пустеет, большинство полицейских разбредается в разные стороны, ультраправые активисты начинают свое ежегодное собрание. Хотя случившееся еще будоражит их умы. И со сцены продолжают доноситься угрозы: «Мы не говорим Фемену прощай, мы говорим им до свидания...», «Это не русские и украинские женщины. Русские женщины те, кто посылал своих сыновей в Чечню бороться с терроризмом», «Это не женщины — это куски мяса, купленные американскими финансистами» и т.д.

А я смотрю на Жанну д'Арк и думаю: «Об этом ли она мечтала, спасая свою страну? Была бы она рада, узнав, что её имя используют все, кому не лень, для исторжения ненависти и агрессии из глубин человеческих душ?»

По голубому небу продолжают плыть белые облака, с недоумением взирая на суету вокруг блестящей бронзовой «всадницы» со знаменем в руке и взглядом, устремленным в вечность...

Photos: Ogoulbibi Marias
Огулбиби МАРИАС

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Replies

Ещё из "Наши Соотечественники в разных странах мира":

 Всё из "Наши Соотечественники в разных странах мира"