Соотечественники в Америке

Авторизация:
Click here to register.


Неделя Русского Наследия



Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

«Непривычная Война» и роль в ней де Голля

Date: 07/30/2015 16:29
Источник: inosmi.ru; rufabula.com

Сегодня, когда Россия оказалась в международной изоляции, средства массовой информации листают старые страницы чтобы найти хоть кого-то, кто позитивно оценивал политику России и Советского Союза.

 Добрались и до генерала де Голля

Во времена СССР имя генерала де Голля чуть ли не ежедневно мелькало на страницах газет.
 Но кто такой генерал де Голль на самом деле?
В советские времена   люди мало задумывались  над информацией полученной из газеты "Правда".
 Попробуем узнать побольше о том, как генерал де Голль пробивался на вершину власти и о его роли во время Второй мировой войны.


Последняя англо-французская война

Материал исторической серии «Непривычная Война», приуроченной к 70-летию окончания Второй Мировой в сентябре 2015 года.

...В качестве акта возмездия за вероломное нападение глава Французского государства отдал приказ совершить налёт авиации на важнейшую британскую базу в Средиземном море — Гибралтар.

Это не строки из фэнтези, где некий «попаданец» в прошлое создаёт боевой самолёт для армии Наполеона Бонапарта, а вполне реальные события, совершавшиеся ровно 75 лет назад — в июле 1940 года. Именно тогда началась последняя (на данный момент) англо-французская война в истории.

«Лучше стать немецкой провинцией, чем британским доминионом!»

14 июня 1940 года немецкие войска вступили в Париж. Французское правительство, собравшееся в Бордо, спешно решало вопрос, что делать, чтобы уберечь армию от дальнейших жертв, страну — от ненужных разрушений, и в то же время как-то спасти честь Франции. Главнокомандующий генерал Вейган настойчиво указывал, что армия больше не в состоянии воевать, и требовал пойти на капитуляцию, пока её условия могли быть ещё относительно почётными.

16 июня британский премьер-министр Черчилль передал своему французскому коллеге Рейно, всё ещё надеявшемуся на успешное продолжение войны, предложение, которое, на его взгляд, могло стать спасительным для Франции. Это был уникальный, наверное, со времён Столетней войны, проект объединения Англии и Франции в одно государство с единым парламентом и правительством. При этом Англия принимала на себя все дальнейшие финансовые издержки, связанные с ведением войны. Естественно, колонии и доминионы также становились общими. В условиях, когда метрополия — Франция — вот-вот должна была быть захвачена немцами, было ясно, куда клонят англичане.

Одновременно с этим Рейно получил ультиматум из Лондона, что, в случае, если французское правительство примет решение вступить с немцами в переговоры о перемирии, французский флот должен быть направлен в британские порты ещё до заключения перемирия. Выполнение этого требования лишило бы Францию всякой возможности отстоять перед немцами хоть какие-то свои условия.

Реакция французского правительства на британские предложения была, за немногими исключениями, единодушной. «Лучше стать немецкой провинцией, чем британским доминионом — тогда хоть можно знать, что тебя ожидает!» — эта фраза в те дни, повторяясь в разных вариациях, стала крылатой. Французский кабинет принял решение вступить в переговоры о перемирии. Рейно подал в отставку. Не только подал в отставку вместе с ним, но и спешно покинул Францию на английском самолёте заместитель военного министра генерал де Голль. 17 июня переформированное французское правительство объявило о решении просить перемирия у немцев. А уже вечером того же дня генерал де Голль выступил по лондонскому радио с призывом к французам не подчиняться новому правительству.

Новым премьером Франции стал 83-летний маршал Петэн — национальный герой, организатор героической обороны Вердена от немцев в 1916 году. Рейтинг доверия нации к нему, как сказали бы сейчас, был колоссальный. Ещё выше он поднялся после того, как ему удалось заключить с Германией, одержавшей сокрушительную победу, сравнительно лёгкое перемирие. Чуть больше половины Франции должно было быть оккупировано немцами — до окончания войны с Англией. Причём и на этой оккупированной части сохранялась французская гражданская администрация. Французские военно-морские и военно-воздушные силы не передавались противнику, а подвергались интернированию. Франция сохраняла сухопутную армию (кроме тех, кто уже в ходе войны сдался в плен немцам), полный суверенитет над значительной частью метрополии и всеми колониями.

Франция боготворила Петэна, второй раз в своей жизни спасшего страну. Подвиг миротворчества, когда война очевидно была проиграна, выглядел не менее величественно, чем военный подвиг 1916 года. Франция верила своему старому герою. Франция проклинала Англию, которая бросила фронт, чтобы спасти свои войска, а теперь разжигала ненависть и вражду между французами. Вскоре Англию стали проклинать ещё сильнее.

Начало войны

Непосредственным поводом к англо-французской де-факто войне (официально она так и не была объявлена) стала операция «Катапульта», предпринятая англичанами в ночь на 3 июля 1940 года. Целью операции был захват отдельных эскадр французского военно-морского флота, разбросанных по морям и океанам.

Официальным поводом для нападения было предотвращение захвата французских кораблей немцами, несмотря на то, что англичанам было хорошо известно условие Компьенского перемирия, по которому немцы обязались не посягать на французский флот. Но англичане (и кто бы, после всех действий Гитлера, мог упрекнуть их в неискренности?) указывали, что не могли положиться на это условие, когда дело шло о выживании Британских островов.

Ход и результаты операции «Катапульта» достаточно подробно описаны в Википедии, здесь нет смысла их повторять. Как уже говорилось, в ответ французы бомбили Гибралтар — больше в качестве морального ответа. Лондон и Виши разорвали дипломатические отношения.

Но Лондон не удовлетворился уничтожением части французского флота. Он стремился захватить колонии Франции, и «пятой колонной» ему должна была послужить «Сражающаяся Франция» генерала де Голля. Таким образом, англо-французская война дополнялась гражданской войной между самим французами. 
Ситуация для англичан осложнялась тем, что почти вся, за редким исключением, французская администрация в колониях оставалась лояльной правительству в Виши. Деголлевцам требовалось силой отвоевывать себе «жизненное пространство», на котором можно было бы потом объявить, что есть другая Франция, союзная Англии.
Пространством противоборства двух крупнейших колониальных держав мира являлись большая часть Африки и Ближний Восток.

В сентябре 1940 года англичане и деголлевцы безуспешно пытались овладеть важнейшим опорным пунктом Франции в Западной Африке — Дакаром, столицей Сенегала. Деголлевский десант, высадившийся при поддержке английского флота, после двухдневных ожесточённых боёв был сброшен в море.

Но «Сражающаяся Франция» в конце 1940 года всё же сумела завоевать себе первый плацдарм в Центральной Африке. Колониальная администрация Камеруна и Французской Экваториальной Африки (ныне — Республика Конго, ЦАР, Чад) ещё в августе 1940 года под влиянием англичан склонились к признанию де Голля. В этот массив вклинивался Габон. И в ноябре 1940 года де Голль предпринял операцию по его захвату. Вишисты в Габоне сопротивлялись отчаянно, но силы оказались неравны.

Ещё один упущенный шанс Гитлера

Естественно, что действия Англии должны были ещё больше склонить симпатии французов на сторону Петэна и могли даже заставить забыть их прежние обиды от немцев. Здесь я не нахожу ничего лучшего, как предоставить слово одному из первых историков Второй мировой войны — генералу Вермахта К. фон Типпельскирху. Точнее, чем он, тут вряд ли скажешь:

Если бы Германия проводила разумную и умеренную политику, она могла бы извлечь из этих событий для себя огромную пользу. В 1940 году французы устали от традиционной английской политики равновесия сил, посредством которой островное государство на протяжении веков натравляло европейские страны друг на друга. ... Многие французы были готовы смириться с наличием сильной Германии в сердце Европы, если Франция при этом обретёт свои права. Учитывая такое настроение, которое ещё больше усилилось в результате событий в Северной и Западной Африке и разнузданной пропаганды де Голля, открытое и честное соглашение между Германией и Францией имело бы большие шансы на то, чтобы завоевать даже вначале противившиеся сближению с Германией французские общественные круги или, по крайней мере, исключить их политическое влияние. ... Такая политика примирения означала, что Гитлер не только должен был отказаться от своих планов в отношении территории Франции, ограничившись разумным, основанным на языковой границе разрешением вопроса об Эльзас-Лотарингии; она означала также и то, что он не смог бы предпринять попыток привлечь на свою сторону Франко за счёт французских владений в Северной Африке. В конечном счёте эта политика должна была заставить итальянцев значительно уменьшить свои требования на французскую территорию в Европе и Северной Африке ... Всё это было во власти Гитлера, но подобное решение вопроса казалось ему немыслимым. Никакого другого решения быть не могло, если он хотел привлечь Францию на свою сторону; однако ещё осенью 1940 года Гитлер отверг его уже потому, что считал себя и державы оси слишком сильными, чтобы вообще допускать подобные мысли. 
Вместо этого он пытался запугать угрозами маршала Петэна во время встречи с ним в Монтуаре 24 октября. Он требовал от французов, чтобы они отвоевали попавшие в руки де Голля французские колонии в Центральной Африке, другими словами, чтобы они активно вступили в войну. Он оставался глухим к наиболее актуальным для Франции вопросам об окончательном определении её судьбы и о возвращении двух миллионов военнопленных. Гитлер считал политически разумным ожидать от французов в качестве предварительного условия проявления доброй воли — он мог бы потом вознаградить их за это или признать их усилия недостаточными. Франция оставалась для него предметом обмена, которым он хотел воспользоваться в войне и владения которой он хотел выторговать при заключении мира. По заявлению германского министра иностранных дел, сделанного им Муссолини 20 сентября 1940 года, Гитлер решил «никогда больше не позволять Франции играть роль в европейской политике». Нечестность и двойственность германской политики не могла долго оставаться скрытой от французов. Поэтому возмутительные действия англичан были скоро забыты, и когда западные союзные державы двумя годами позже высадили десант в Северной Африке, они встретили лишь очень слабое сопротивление.

Англия идёт вперёд

Зимой 1940/41 г. англичане нанесли серьёзное поражение итальянцам в Северной Африке. К маю 1941 года они заставили итальянцев сложить оружие и в Абиссинии, полностью поставив под свой контроль Восточную Африку. Тем временем победы прибывшего в Ливию немецкого генерала Роммеля вновь поставили под удар господство англичан в районе Суэцкого канала. А 3 апреля 1941 года произошёл государственный переворот в Багдаде. Новое правительство Ирака не было склонно подчиняться англичанам — во всяком случае, так виделось из Лондона. В этих условиях казалось опасным, что Сирия и Ливан, управлявшиеся Францией по мандату Лиги наций, оставались под контролем правительства в Виши. Англии был нужен предлог, чтобы вторгнуться туда и надёжно обеспечить свой тыл. Но сначала она предприняла военную операцию против нового правительства Ирака.

Иракская кампания английской армии 1941 года чем-то напоминает операцию коалиции во главе с США в этой стране 2003 года. Иракская армия оказала довольно слабое сопротивление, и самыми страшными противниками англичан оказались жара, расстояние и бездорожье. Германия оказала своему кратковременному союзнику символическую помощь, отправив в Ирак несколько истребителей (они достались англичанам). По пути в Ирак истребители совершили посадку на аэродромах вишистского Леванта. Это и было использовано англичанами как предлог для вторжения туда.

8 июня 1941 года английские войска вступили в Сирию и Ливан со своих подмандатных территорий — Палестины и Трансиордании. Британский контингент состоял в основном из англо-австралийцев и европейцев. Одну седьмую английских войск составляли деголлевцы. Равный английскому по численности французский контингент на четыре пятых состоял из туземных арабских и других колониальных частей. Тем не менее, он оказал организованное сопротивление. Военные действия растянулись на пять недель. 21 июня англичане взяли Дамаск, а 9 июля — Бейрут, установив, таким образом, контроль над ключевыми пунктами. 14 июля было подписано перемирие. Вишистам было предоставлено на выбор — вступить в «Сражающуюся Францию» или вернуться во Францию географическую. Почти все выбрали второй вариант. Политическое управление Сирией и Ливаном перешло в руки деголлевцев, которые в ходе военных действий пытались привлечь на свою сторону арабское население, пообещав независимость после окончания войны (манёвр удался, но когда де Голль позднее попытался дезавуировать обещание, он столкнулся с восстанием).

Война на экзотическом острове

Мадагаскар. Остров лемуров... Место действия многих нынешних популярных сказочных мультиков про животных. На этом экзотическом острове шла одна из самых малоизвестных публике кампаний Второй мировой войны. И эта кампания была эпизодом войны именно между Англией и Францией.

После того, как 5 апреля 1942 года японские самолёты с авианосцев атаковали важнейшую базу англичан в Индийском океане — Коломбо на Цейлоне (ныне столица Шри Ланки), Лондон обеспокоился тем, что японцы могут попытаться создать базу подводных лодок на подконтрольном вишистам Мадагаскаре. На самом деле, у японцев хватало забот с американцами в Тихом океане, и они вовсе не намеревались вязнуть ещё и в Индийском. И вряд ли англичане всерьёз переоценивали японские силы и возможности. Тем более, что Черчилль ещё 12 марта 1942 года отдал приказ на подготовку операции по захвату Мадагаскара. Но важен был предлог, позволявший оккупировать Мадагаскар.

Французские сухопутные силы, дислоцированные на Мадагаскаре, насчитывали в общей сложности пять батальонов и несколько отдельных частей ещё меньшей численности. В основном они состояли из коренных жителей острова — мальгашей, а также сенегальцев. В захвате острова с английской стороны приняли участие шесть бригад, правда, тоже, главным образом, колониальных. Превосходство англичан на море, позволявшее им осуществить высадку, было безраздельным. Несколько японских подводных лодок, крейсировавшие (по настоянию германского военно-морского командования) в Индийском океане, не оказали влияния на ход десантной операции, так как прибыли слишком поздно.

Утром 6 мая 1942 года британские войска начали высадку в порту Диего-Суарес на севере острова. Для высадки были выделены элитные части. В первой волне шла 29-я пехотная бригада, состоявшая из двух Ланкаширских полков, Шотландского и Уэльского батальонов королевских фузилёров. Во второй волне высаживалась 17-я пехотная бригадная группа, в составе которой были Нортгемптонширский полк, 9-й полевой (тоже англосаксонский) полк, 6-й батальон шотландских приморских горцев (Seaforth Highlanders), 2-й Шотландский батальон фузилёров. Накануне ночью в город и порт проникли специально подготовленные отряды «коммандос», произведя там диверсии, пытаясь дезорганизовать французскую оборону.

Несмотря на это, 6 мая гарнизон Диего-Суарес, состоявший максимум из 3000 туземцев и горстки европейцев, отбил все атаки. Только на следующий день, с прибытием подкреплений (13-я пехотная бригада, лишь частично колониальная), город пришлось оставить. Однако военные действия развернулись на просторах острова.

Здесь, в непривычных природных условиях, британское командование не стало использовать элитные части, предоставив действовать больше африканцам (в том числе из европейских колонистов). 29-я пехотная бригада и 17-я бригадная группа были отправлены на отдых в Индию. К 13-й пехотной бригаде, оставшейся на острове, добавились (постепенно) 22-я Восточно-Африканская бригадная группа, 7-я Южно-Африканская моторизованная бригада и 27-я Родезийская пехотная бригада. Британскому командованию приходилось наращивать военное присутствие на острове, так как мальгаши и сенегальцы под руководством французов действовали умело и стойко.

10 сентября 1942 года британцы захватили с моря ещё один крупный порт — Мадзунга на северо-западе острова. Оттуда они развернули наступление на столицу Мадагаскара — Тананариве. Сильно уступая противнику в численности, вишисты в основном разрушали немногочисленные дороги. Для серьёзной обороны столицы сил у них не было, и Тананариве в конце сентября пал. После этого англичане быстро продвинулись по сухому горному плоскогорью к югу и заняли важный город Амбалавао. Тем не менее, 18 октября британцы ещё выдержали последний крупный бой при Андраманалине. 6 ноября 1942 года генерал-губернатор Мадагаскара Арман Леон-Анне сложил оружие в районе Ихози.

Кампания по захвату Мадагаскара была предпринята Черчиллем вопреки протестам генерала де Голля.

Конец вишистской «альтернативы»

8 ноября 1942 годастало одной из ключевых дат Второй мировой войны. Сухопутные силы США открыли фронт против европейских стран «оси». Однако этот фронт был открыт в несколько странном направлении — во французских владениях в Северной Африке. Президент США Ф.Д. Рузвельт дал согласие на операцию «Факел» по настоянию Черчилля. Фактически это означало, что в 1943 году союзники уже не предпримут высадку на севере Франции.

Но участие американцев вносило серьёзные политические коррективы в союзнические операции. США решили делать ставку не на де Голля, а на лояльных к ним деятелей правительства в Виши. (Впрочем, и у англичан к тому времени возник разлад с де Голлем из-за Мадагаскара — см. выше). Уже давно велись секретные переговоры с главнокомандующим вооружёнными силами Виши адмиралом Дарланом. Однако незадолго перед высадкой союзники сделали ставку на генерала Анри Жиро, который, как они считали, должен будет пользоваться популярностью среди французов благодаря своему недавнему, наделавшему много шума и вызвавшему гнев нацистских лидеров, побегу из германского плена.

Когда утром 8 ноября союзники предприняли высадку в портах Северной Африки, то лишь в ряде мест они встретили ожесточённое сопротивление французов. Наиболее упорные бои развернулись в Касабланке и Оране. В Алжире незадолго до высадки, по согласованию с союзным командованием, выступила группа движения Сопротивления. 
События развивались стремительно. Уже 10 ноября американцы и англичане захватили все крупные порты Французского Марокко и Алжира. 11 ноября Дарлан, находившийся в плену у алжирских антифашистов, отдал, от своего имени как официального главнокомандующего, приказ вооружённым силам Франции прекратить сопротивление американцам и англичанам.

Здесь неясны три вопроса. Первый заключается в том, случайно ли Дарлан оказался в Алжире перед самым вторжением туда союзников. Второй — действительно ли его арестовали повстанцы или он сам дал себя захватить. Третий, существенно более важный — отдал ли Гитлер приказ на оккупацию оставшейся части Франции уже после приказа Дарлана, или же наоборот, Дарлан отдал этот приказ, уже зная о решении Гитлера покончить с формальным суверенитетом Виши. В разных источниках насчёт всех этих событий имеются расхождения.

Как бы то ни было, в тот же день, 11 ноября, немецкие войска приступили к оккупации той части Франции, которая ещё оставалась под контролем правительства в Виши. 13 ноября союзники признали Дарлана законным носителем власти Франции в её североафриканских колониях. Таким образом, можно сказать, что противостояние Англии и части французов закончилось с появлением американцев на сцене. 
Тем не менее, это ещё не означало, что симпатии французов склонились на сторону союзников. Это показала история с затоплением французского флота на рейде Тулона. В ходе оккупации юга Франции немцы попытались с налёта захватить Тулон вместе с флотом. Командование флота сумело искусными переговорами задержать немцев и подготовить корабли к затоплению. Заметим, что ни один экипаж не предпринял попытки прорваться к союзникам. (Год спустя полную противоположность французскому флоту представил итальянский — при угрозе захвата немцами он в полном составе перешёл к союзникам). Настолько ещё переживали французские моряки то оскорбление, которое нанесли им англичане два с половиной года назад.

Как эпилог, отметим, что Дарлан был убит 24 декабря 1942 года, причём, как всегда в случаях крупных политических убийств, имеются разные версии, в чьих целях это было сделано. Главой французской администрации в Северной Африке стал Жиро, но это было уже лишь ступенькой к переходу власти в руки деголлевцев.

Несмотря на полную оккупацию Франции немцами, правительство в Виши продолжало существовать до прихода туда союзников в августе 1944 года. Правда, уже никакой геополитической роли оно не играло. Более того, вишистское правительство фиктивно функционировало и в «изгнании», дожив вместе с Третьим райхом до последних его дней.

Любопытные факты

СССР поддерживал дипломатические отношения с правительством в Виши как с законным правительством Франции до конца июня 1941 года, а США — до середины декабря 1941 года.

Французские послы, назначенные правительством в Виши, представляли Францию в британских доминионах: в Канаде — до ноября 1942 года, в Австралии — до 1945 года.

Ни один вишистский военнослужащий, взятый в плен деголлевцами в Габоне, не согласился перейти на их сторону. Все они до конца войны содержались как военнопленные в Браззавиле (столица Французской Экваториальной Африки, ныне Республики Конго).

Во время подготовки англичанами операции по захвату Мадагаскара 15 тысяч тонн топлива было доставлено в порты Южной Африки из Персидского залива советскими танкерами «Сахалин» и «Туапсе», совершавшими в это время легендарный переход из Чёрного моря в Тихий океан.

Ярослав Бутаков


Как генерал де Голль прославлял Россию

«Каждый хороший француз радуется победе России».

29 июня 1942 года генерал говорил о следующем из радиостудии в Лондоне:

«Для Германии война на востоке сегодня обернулась заснеженными кладбищами, поездами раненых и гибелью генералов. Разумеется, это не означает, что с военной мощью врага покончено. Однако он, без сомнения, потерпел одно из самых страшных поражений в истории». 

Он поднял знамя французской русофилии, отметив выдающиеся качества России:

«Сила и престиж Германии пошатнулись, а звезда русской мощи восходит к зениту. Этот 175-миллионный народ достоин называться великим, потому что умеет сражаться, то есть страдать и бить в ответ. Он поднялся и взял в руки оружие, а его единство не поколебать даже самым тяжелым испытаниям. Французский народ с воодушевлением приветствует успехи и возвышение русского народа». 

Как тонкий стратег генерал отметил будущую роль России, которая должна была стать силой равновесия и умеренности: 

«С политической точки зрения, несомненное появление России в первых рядах завтрашних победителей принесет Европе и миру гарантию равновесия, которое Франция приветствует больше любой другой державы. К сожалению, на протяжении последних столетий альянсу Франции и России слишком часто препятствовали и противодействовали интриги и непонимание. Тем не менее, это не отменяет его необходимости на каждом повороте истории». 

30 июня 1966 года прибывший с визитом в Москву генерал произнес такие слова:

«Мой завершившийся визит в вашу страну — это визит извечной Франции в извечную Россию. Со времен зарождения двух наших наций они неизменно испытывают друг к другу особый интерес и влечение. Во Франции русские всегда пользовались большой популярностью». 

Генералу, безусловно, хотелось ограничить влияние Америки в Европе и мире. Именно поэтому он не праздновал высадку 6 июня, которая предшествовала оккупации и не поддающемуся пониманию подчинению Франции посредством Союзного военного правительства на оккупированных территориях. 

Наконец, в его речи прозвучал важнейший момент насчет европейского единства: 

«Необходимо последовательно реализовать разрядку, взаимопонимание и сотрудничество по всей Европе так, чтобы она смогла сама обеспечить свою безопасность после стольких боев, разрушений и конфликтов. Наш континент должен отбросить раскол и обрести единство, вернуть себе принадлежащую ему ключевую роль в равновесии, прогрессе и мире во всем мире».

Оригинал публикации: Comment le général de Gaulle célébrait la Russie

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Replies

Ещё из "Ко дню Победы":

 Всё из "Ко дню Победы"